Argo19
"Убить жалко, не мучить - скучно!" Гудвин
Название: Замки
Автор: Argo
Направление: джен с элементами гета
Фандом: Люди Икс: Первый класс
Основные персонажи: Рейвен Даркхолм и ее мужчины второстепенно
Пейринги: Рейвен/Хэнк, Рейвен|Чарльз, Эрик/Рейвен
Жанры: АУ, драма, психология
Рейтинг: PG-13
Предупреждения: ООС; занятие проституцией, упоминается мельком Underage, насилие
Саммари: Рейвен не встретила Чарльза в детстве. Но, как и в фильме, она была в поиске. В поиске того, кто принял бы ее такой, какая она есть…

Примечание Автора:
В свое время после просмотра фильма начала активно искать арты, фотки, фики и прочие фандомные шняги про Чарльза и Эрика. Через какое-то время чисто случайно вспомнила, что в фильме существовала еще и Рейвен… Нет, серьезно, я как-то даже забыла про нее и ее проблемы! Хотя персонаж был прописан довольно интересно, оказался в центре мужского треугольника противоположных взглядов. Сама Рейвен – не принимающая себя; Чарльз, считающий, что мутация - это хорошо, но ее нужно прятать; Хэнк, которому Рейвен нравилась, но он хотел избавить ее от мутации; и Эрик – единственный, кто принимал Рейвен и превозносил ее способность. Она искала поддержки у всех троих и в итоге выбрала последнего, что не удивительно. Люби я чуть больше женских персонажей в фильме и конкретно эту героиню в частности, я бы, наверное, нашла, где развернуться в фикрайтерском плане. Но, увы и ах.
Однако, мысли о Рейвен все же настигают меня иногда. (Что случилось и в фике «Две стороны одной монеты»). Я не люблю работы в стиле «события фильма глазами другого персонажа». Зато мне пришла в голову идея, как еще могла реализовать свои таланты Рейвен.

Не жалую фанфы, в которых персонажа вынуждают заниматься проституцией. Как-то это «фу» и сильно воняет штампом. Но идея пришла, и я ее написала. Выкладывать работу на профиль не вижу смысла, а для днева можно.
Не стоит искать в фике глубоких философских изысканий. Мне не удалось простроить четкой линии конфликта Рейвен с ее мужчинами, хотя я и пыталась. Углубиться в особенность ее отношения к своей мутации – тоже. Работа вышла, но вышла не слишком удачной. Пусть лежит тут, как памятник потраченному времени на эту мутантку!)

Каково это: быть самой идеальной женщиной в мире? Когда твой рост не высок и не низок, когда твоя фигура соответствует всем эталонам красоты вплоть до сантиметра, когда черты твоего лица столь хороши, что от них трудно отвести взгляд? Никаких тебе секущихся кончиков, жирного блеска на лбу или мозолей на стопах.
Идеальная…
Для каждого.
Звучит, как нечто невозможное. И все же так было.
Рейвен должна была чувствовать себя богиней среди женщин, столь несовершенных в своих телах, которые они безуспешно пытались подогнать под эталоны.
Всего лишь желание, мысль, намерение… И ее глаза меняли цвет, волосы отрастали на нужную длину, скелет вытягивался или укорачивался, подстраиваясь под необходимый рост. Побольше мышц? Пожалуйста. Поуже талию? Да. Аристократичный нос? Брови любой формы. Мягкая кожа. Тонкие пальцы.
Другие завидовали Рейвен, ощущая ее всемогущество. Рейвен же ненавидела себя и свою жизнь всей душой. И каждый мужчина, с восхищением оглядывающий ее идеальную внешность, был ей противен. Не только потому, что она знала: персикового цвета нежная кожа и шелковистые волосы – всего лишь маска. А потому что Рейвен была самой лучшей и самой дорогостоящей проституткой борделя «Адское пламя».

Старики и молодые, красивые и страшные, мужчины и женщины – Рейвен не вольна была выбирать клиентов. А вот они – очень даже.
- Хочу секс с Мэрилин Монро! Посмотрим, так ли хороша ваша актрисулька! – заявляли они.
- Опять Монро… Боже, как надоело, - сетовала Рейвен.
А потом они возвращались снова, и снова, и снова.
Рейвен ненавидела современные секс-символы. Ее тошнило от образов Мэрилин и Одри, которых ей приходилось изображать чаще прочих. Но, прячась за их идеальными масками, которые были даже лучше оригинала, она могла забыться. Стать кем-то другим, отпустить свои проблемы, уйти с головой в работу, как бы грубо это ни звучало.
Так было не всегда.
Рейвен была бунтаркой. И Себастьяну Шоу, главе их заведения, пришлось попотеть, чтобы укротить ее нрав.
- Тебе некуда идти, малышка Рейвен. Никому не нужна уродливая мутантка со столь опасной силой. Здесь же ты станешь самой лучшей!
Она сбегала, уходила, поведясь на сладкие речи богатых клиентов, воровала и мошенничала, но в итоге все равно возвращалась сюда.
- Это твой дом, Рейвен. Место, где каждый мутант найдет свой путь. Ты нашла свой, - заливалась соловьем Эмма, расчесывая ее жесткие медного цвета волосы и стирая слезы, текущие по ее щекам.
- Все мужчины… Лжецы! Манипуляторы! Я бы хотела быть телепатом, как ты. Чтобы точно знать, когда меня обманывают!
Алмазная улыбка Эммы угасала, когда Рейвен говорила нечто такое.
- Иногда лучше позволить себе обмануться и поверить в воздушные замки, чем наверняка знать, что перед тобой всего лишь пустоголосый лжец…
Рейвен не могла с этим согласиться, но никогда не спорила. Есть ли смысл спорить с телепатом, если все твои мысли для нее, как на ладони?

***
Ей было двадцать три, и она точно знала, что ЭТО – не ее место. И не ее путь.
Рейвен подрабатывала по выходным в кофейне за углом, приняв облик миловидной простушки-блондинки с чуть глуповатой улыбкой. Она просто разносила кофе и подносы с заказами, улыбалась, поправляя накрахмаленный передник, и забирала свои крошечные чаевые от обычных работяг, заглянувших на ланч.
Это было для нее отдушиной. Как глоток свежего воздуха, позволявшего вынырнуть из океана похоти и красивого обмана. Ей грубили неотесанные мужланы, кидали мятые купюры в лицо вздорные девицы навеселе, их шеф не лез за словом в карман, когда официантки совершали ошибки. Любой нормальный человек, придя домой после такой смены, мечтал о том, чтобы все эти ублюдки сдохли, захлебнувшись свой желчью.
Рейвен улыбалась, ощущая легкость в душе. В такие дни для всех она была заурядным человеком, который мог позволить себе иметь изъяны в глазах окружающих.

Хэнк появился в ее жизни незаметно. Он приходил в кафе пообедать между лекциям – неподалеку был университет. Всегда был вежлив, учтив и сильно застенчив, чем частенько забавлял Рейвен.
- Вам как обычно, Хэнк? – она подходила к его столику первой, опережая других. Позволяя себе легкий флирт с этим недотепой, наслаждаясь розовым румянцем на его щеках.
- Д-да, спасибо. И еще чашку зеленого чаю. Я жду друга сегодня. А как у вас дела? То есть простите, я не хотел отвлекать вас от работы! – начинал тараторить он, а Рейвен смеялась в ответ.
Это была игра. Небольшой обман. Словно она обычная девушка, а он простой парень, который однажды пригласит ее на свидание. А потом будет свадьба, детишки, благородная старость вместе и никаких мутантов и борделей.
В тот день Рейвен узнала, что Хэнк был не студентом, а преподавателем: научным сотрудником, ведущим генетику у студентов первого курса.
- Не думала, что преподаватели бывают такими молодыми!
- Ну, я что-то вроде гения, - смущенно признался Хэнк, поправляя очки.
Они ходили вокруг да около полгода. Рейвен оставалась с Хэнком на ужин после смены, тот приносил ей маленькие презенты на работу и рассказывал о научных исследованиях в области генетики. Они стали хорошими друзьями, все больше откровенничали, и в конце концов однажды правда всплыла наружу.
- Ты тоже мутант? Это невероятно!
- Покажи, что ты умеешь? – просил Хэнк. Его глаза горели азартом, какой Рейвен видела в нем лишь тогда, когда он вещал о науке.
Рейвен чуть ли ни плакала, придя в тот день домой и отказавшись выходить в свою смену. Впервые за многие годы она встретила мужчину, который был в восторге от того, что она мутант, и не сбежал при виде ее настоящего облика. Мечты о семье, детях и совместной старости словно обрели краски, окрылили ее и воздушный замок обрел перспективы.

- Я ищу лекарство. Наша мутация – это ведь уродство. Общество никогда не примет таких, как мы. Отличающихся… Если я изучу твою кровь, возможно, это поможет приблизится мне к созданию лекарства для нас обоих.
Уродство. Вот что Хэнк думал о ее реальном облике. Рейвен и сама не знала, почему тогда ушла, хлопнув дверью. Что не так?
Она ведь и сама ненавидела свое синекожее чешуйчатое отражение с горящими желтыми глазами! Сколько слез пролила она, будучи подростком, глядя на свое тело – столь отличающееся от человеческого. Ее мутация была ее омерзительной. И она же помогала ей. Рейвен могла надеть любую маску, какую пожелала бы. Но ни одна из них не могла заменить ей настоящего отражения.
Хэнк влюбился в глуповатую блондинку-официантку. Реальная Рейвен вызывала у него неприязнь…

- Отпусти это. Он не достоин твоих слез, сестра, - Эмма положила руку ей на плечо в качестве поддержки.
- Я плачу не из-за него, Эмма. А из-за тебя! Я позволила себе поверить в свои замки, и вот что вышло. Снова.
Хэнк больше не приходил к ней в кофейню. Наверное, нашел другую официантку, зло думала Рейвен. Работа в этом месте перестала ей нравиться, и она позволила облику глупышки-блондинки раствориться.

***
- Гетерохромия. Один голубой, один зеленый. Это мутация. Очень соблазнительная мутация, - приятный голос вкупе с ненавистными словами заставил Рейвен обернуться.
Она частенько приходила в этот бар. Просто выпить, послушать музыку, посмотреть скачки. Никогда, чтобы познакомиться.
- Вы всегда начинаете знакомство, называя девушку неполноценной? – парировала девица, но весь ее вид говорил о том, что рыбка уже попала на крючок.
Рейвен фыркнула, глядя на этот фарс, и чуть не выплюнула свой коктейль обратно. Парень, стоящий к ней спиной, прижал пальцы к виску и попросил у бармена выпивку для дамы. Та поразилась тому, как он догадался о ее любимом напитке.
«Надо же, телепат».
Услышав ее мысль, тот обернулся. Голубые глаза, яркие губы, миловидное лицо – можно было и не заморачиваться так сильно с завуалированными комплиментами. Девушка бы и так не отказала.
Рейвен пригубила напиток из трубочки и смело встретила взгляд телепата, нагло приподняв бровь.
Выкуси, приятель. Меня ты ничем не удивишь.
«Могу я угостить вас выпивкой, мисс Не Люблю Комплименты?»
Даже мысленно парень смеялся.
- Меня зовут Чарльз Ксавье.
Девушка с гетерохромией была позабыта и не без помощи телепатии, очевидно, потеряла к Чарльзу интерес.
- Думаю, я могу не представляться. И да, если ты такой проницательный, то думаю уже прочел в моей голове, что я не ищу знакомств, - Рейвен не собиралась попадаться в лапы этого Казановы. Чего-чего, а уж секса на одну ночь в ее жизни было предостаточно.
Чарльз смотрел на нее добрым взглядом человека, который знает все и иногда спасает котят с деревьев. Или всегда. Рейвен уставилась в бокал, не в силах выдержать такого напора. Обычно на нее смотрели с обожанием, похотью, часто с презрением и надменностью, порой с жалостью, завистью и страхом. Никогда – просто с открытой добротой. Ну, чего ему надо?
- Не хочу показаться навязчивым, Рейвен, да и я уже немного не трезв. Но… Честно, я никогда еще не встречал кого-то, подобного мне! Я бы очень хотел с вами пообщаться в другой обстановке. Может, встретимся как-нибудь? – Чарльз выглядел слегка растерянным и обрадованным.
Казалось, он был очень одинок со своей мутацией. Он напоминал Рейвен Хэнка и все же…
- Ладно, вот мой номер.

Они встречались с Чарльзом время от времени. Иногда просто гуляли в парке, иногда играли в шахматы – Рейвен была ужасным игроком, но Чарльз не сдавался. Он оказался приятным собеседником. Довольно начитанным, но не высокомерным, при деньгах, но не меркантильным, с чувством юмора, но без этих грубых сальных шуточек. Рейвен было легко с ним.
На одной из их встреч она вдруг поняла, что каждый раз изливает Чарльзу душу. Рассказывает о проблемах, жалуется, сетует на мутацию, клиентов, непонимание со стороны окружающих и общую несправедливость жизни. Чарльз был прекрасным слушателем. Он подкупал своей теплой поддержкой и заботой, не требуя ничего взамен. Он был прекрасным другом, даже братом, если можно так сказать.
Рейвен казалось, будто они знают друг друга тысячу лет. И все же… Было что-то такое, что отталкивало ее от Чарльза.
Шли месяцы, и чувство отчуждения росло, словно опухоль. Трещинами проникая в их, казалось бы, идиллические братские отношения. Чарльз заботился о ней, приносил подарки, звал на интересные мероприятия, обсуждал с ней то, о чем она не могла поговорить с другими. Но однажды Рейвен поняла, что почти ничего о нем не знает.
Они разговаривали все время, но вдруг оказалось, что она не знает даже о месте его работы. В каком году он родился? Кто его отец? Какой у него любимый фильм? Есть ли у него дома кошка? Почему Чарльз вообще решил с ней подружиться?
- Нам стоит держаться вместе, тебе не кажется? Раньше я думал, что таких же, как я, просто не существует, я говорил. Просто я волнуюсь о тебе. Узнавшие правду могут быть к тебе жестоки, могут навредить.
- Так ты со мной ради защиты? Я и сама могу о себе позаботиться, ты же знаешь, - Рейвен скрестила руки на груди. Такой поворот ей совсем не нравился. Она уже давно не была той девочкой, что искала помощи у взрослых.
- Знаю, - прикосновения Чарльза к ее пальцам были мягкими и теплыми, как и всегда. – А так же знаю, что ты беспечна в отношении своего секрета. Раскрываешься незнакомцам забавы ради, рискуешь почем зря. Подумай, что может произойти, если однажды увидевшие твой настоящий облик не убегут в страхе, а достанут оружие? Если на тебя пойдет охота? Даже то, что ты ходишь в своем облике дома, может быть опасно. Если учесть где ты живешь…
- Ах ты лицемерный мудак! – Рейвен вскочила со скамьи в парке, и ворох ее гневных мыслей взвился вместе с ней. – Я и так всю жизнь прячусь! И не потому, что боюсь, что люди нападут на меня. А потому что я пугаю их, потому что мой облик им противен! Говоришь о мутациях так, будто это дар небес и эволюция, а сам трясешься из-за того, что кто-то о нас может узнать? «Ты неповторима, Рейвен, одна такая! Но лучше не используй свой дар вовсе, сиди тихо, будь кем угодно, только не собой!»
- Я вовсе не это хотел сказать, ты не так меня поняла…
Рейвен не хотела слушать. Она позволила себе поверить, что они с Чарльзом находятся на равных в какой-то степени. Оба были одиноки, обоим, как ни странно, дар насолил в жизни, а главное оба не хотели отношений друг с другом, довольствуясь тем, что есть. Рейвен казалось, что в лице Чарльза она нашла союзника, теплого и понимающего, в отличие от холодной надменной Эммы. Но правда была в том, что Чарльз оказался трусом, который боялся открыться даже ей, не то что людям.

***
Раньше Рейвен не задумывалась о том, чтобы выйти на середину площади или вокзала и просто обратиться. Посмотреть на лица людей, их реакцию, запустить череду событий по всему миру. Дать толчок ситуации с мутантами. Они жили среди людей, словно тени. Каждый одинок в своей особенности, напуган и подавлен. Рейвен никогда не боялась быть раскрытой, она просто не задумывалась об этом. Будучи подростком, она действительно частенько баловалась с особо противными клиентами, обращаясь в саму себя. Эмма стирала им память, и Рейвен наказывали, но она повторяла свои трюки раз за разом. Пока, в конце концов, это ей не наскучило.
Тогда подобное было лишь шуткой. Но годы шли. И Рейвен поняла, что это действительно серьезно.
- Почему мы прячемся? Живем, как крысы… Ты вот телепат, могла бы убедить людей принять нас…
- И что дальше? Начнут ставить на нас опыты? Использовать в своих целях? Война? Увольте, меня и так устраивает моя жизнь. А тебя ждут клиенты, - Эмма поправила колье и, улыбнувшись, убралась прочь.
Рейвен считала, что Эмма чего-то недоговаривает. Но себе дороже было думать, что творится в голове у Фрост.
Этот клиент был особенно привередлив. Молодой и довольно красивый, со стальными нотками в голосе, он выражал свое недовольство всем, что делала Рейвен.
- Я бы хотел увидеться с твоим сутенером, дорогуша. Потому что ты плохо работаешь. Где Себастьян Шоу?
Рейвен пустила в ход все свое обаяние, мысленно рыча. Она обрабатывала проклятого импотента уже полчаса, но в комнате от ее бессмысленных потуг поднялось только желание сделать красавчику пакость.
- Зачем нам Шоу, сладкий? Любишь ужасы в постели? Ну, так я их и без Шоу могу устроить! – она бросила мысленный посыл Эмме, чтобы та подстраховала удирающего зануду, и тут же покрылась синей чешуей, принимая свой обычный облик.
Мужчина вздрогнул от неожиданности, отшатнулся и тут же оказался на ногах, таращась во все глаза на странную женщину.
- Какого черта?.. Ты кто еще такая?
В комнате что-то задребезжало, но Рейвен продолжала забавляться:
- Демон Импотенции! Прихожу к тем, у кого морковка не встает от ласк прекрасных дев…
Договорить она не успела. Нож вдруг соскользнул с тумбочки сам собой, оказываясь в руке мужчины, а дверь распахнулась, впуская в комнату Эмму.
- Стоять! – все, что успела крикнуть телепат.
Но незнакомец взмахнул рукой, и Фрост пришлось стать алмазной: лезвие прошлось по ее плечу, не оставив царапины.
- Что?..
- Рейвен, беги отсюда! – Эмма выступила вперед, а мужчина завопил от боли, хватаясь за голову.
Обычно ментальный удар действовал безотказно. Рейвен видела, как телепат применяла его к некоторым буйным клиентам, и те вырубались от боли мгновенно. Но с этим мужчиной все было не так.
Преодолевая боль, он снова махнул рукой, и бра, висящее у входа, ударило Эмму по лицу. Она потеряла концентрацию, а мужчина, разбив стекло, выскочил на пожарную лестницу. Рейвен помчалась было за ним следом, но когда перевесилась через подоконник, обнаружила, что неизвестный уже на земле, удирает в переулок.
- Хорошо, что до секса не дошло, а то пришлось бы придурку светить голым задом по темным улицам…

Рейвен не думала, что встретит этого странного и опасного мутанта еще когда-либо. А в том, что он мутант, сомневаться не приходилось. Эмма никак не прокомментировала случившееся, но Рейвен и так было ясно: темное прошлое Шоу снова настигло их бордель. Это случалось время от времени. И только Фрост, кажется, знала причину, но делиться тайнами с названной младшей сестрой не спешила.

Он просто подошел к ней в мини-маркете. На заправке. На другом конце города.
- Почему ты работаешь на Шоу? – Рейвен вздрогнула от неожиданности, но все-таки заставила себя повернуться максимально медленно и спокойно.
На ее чужом лице была легкая улыбка.
- Почему кто-то работает? Мне нужна крыша над головой и деньги, вот почему.
Мужчина смотрел на нее стальным взглядом серых глаз, пытаясь прочесть ответы в изгибе ее губ и бровей.
- Я следил за тобой и знаю, что ты не участвуешь в делах Шоу. Просто девочка, попавшая в его лапы.
Улыбка Рейвен увяла, а глаза потемнели от злости.
- Уважаемый, я тебе не девочка с мозгами из ваты…
- А по-моему, именно она, - жестко оборвал ее странный тип, и Рейвен почудилось, что серебряная цепочка на ее шее странно нагрелась. – Сидишь в клетке с тигром и не понимаешь, что к чему. Я, было, подумал, что Эмма воздействовала на тебя телепатией. Но нет, ты в самом деле просто дальше своего носа не видишь.
Мужчина был зол. Он склонился над ней, прижимая ее к полкам с продуктами, рискуя уронить тут все. Продавец в магазине был один и обслуживал небольшую очередь на кассе. Некому было сделать замечание странной парочке.
Рейвен не могла оторвать взгляда от глаз этого человека. Внутри все дрожало от ощущения опасности, но мысленный голос вопил: что? Что она не знает? Надо спросить! Плевать, что он мудак…
- О чем ты говоришь? Что Шоу сделал?
Мужчина отстранился, разом потеряв интерес к жертве своей слежки.
- Беги от него как можно быстрее, пока не стало поздно.

Через несколько дней Шоу не стало. Рейвен узнала об этом, когда вернулась вечером домой, как раз к своей смене. Бордель был закрыт, в окнах не горел свет, и не гремела музыка в подвале со стрип-баром. Девушки-проститутки толпились за углом, нервно куря, кто - сигареты, кто - травку.
- Что случилось?
- Явилась, мисс Идеал… - хмыкнула Энджел. – Шоу прирезали. В его кабинете. Кровищи море… Теперь месяц отмывать все тут будут. Лавочка прикрыта…
- Где Эмма?
- Скоро приедет. Ее не было в здании.
Рейвен, не спеша, вошла внутрь. Шоу однажды дал ей кров и сделал зависимой от своего способа заработка. К совершеннолетию у Рейвен не было образования, и все, что она умела – обслуживать клиентов, зарабатывая за одну ночь столько, сколько не смогла бы получить ни на одной другой работе без квалификации.
Он был холодным, надменным сукином сыном, из уст которого лился ядовитый мед. Но все-таки он был их покровителем. Рейвен не было его жаль. В ее сердце не было слез для этого человека.
Она прислушалась к чувствам. Была ли она зла? Раздражена? Обижена? Растеряна?..
Нет…
Она поднималась вверх, на четвертый этаж, думая о том, что теперь в этом месте ее ничто не держит. Сейчас она просто соберет свои вещи и… Сможет стать кем угодно в любом уголке страны. Почему… Почему она никогда не думала об этом раньше? Почему сидела на этой золотой навозной куче, позволяя пользоваться собой? Быть той, кем ей не хотелось быть?
По спине бежали мурашки, ей было страшно и противно холодно от мысли: а что если Эмма и в самом деле держала ее здесь с помощью телепатии?..
Она ворвалась в свою комнату, желая как можно быстрее собрать вещи и бежать-бежать-бежать. Быстрее, пока Эмма не явилась сюда. Пока морок спал с ее глаз, пока она еще вольна выбирать…
Она кидала вещи в сумку и не сразу заметила кровь на комоде, на ручке двери, на полу… Рейвен обернулась.
Между шкафом и кроватью, согнувшись, сидел тот мужчина. Из раны на его боку на пол натекла лужа крови. Но он смотрел на ее сборы молча и уголки его губ улыбались.
- Все правильно. Беги отсюда…
Рейвен замерла, глядя на него широко распахнутыми глазами. Язык впервые отказывал ей.
- Ты самое прекрасное создание, которое я когда-либо встречал. И я рад, что освободил тебя из лап этого ублюдка.
Впервые за всю свою жизнь Рейвен была счастлива, что у нее такая хорошая память. Обычно это ее огорчало, ведь запоминала она всякую неприятную чушь в виде мерзких лиц своих самых противных клиентов. Но номер телефона Чарльза в тот день стал для нее спасением. И для Эрика Леншерра тоже. Оказалось, так его зовут.

- Ты живешь в замке… - Рейвен просто констатировала факты, осматривая дом Чарльза, пока его знакомый врач залечивал раны Эрика.
- А ты все-таки попала в неприятности, обратившись перед клиентом, - в голосе Чарльза не было упрека, только грустные беспокойные нотки.
- Это спасло ему жизнь, как видишь, - она фыркнула и тут же посмотрела другу в глаза: - Ты знаешь, почему он сделал это?
Конечно, Чарльз знал. Узнала и Рейвен. На этот раз никаких секретов.
- Шоу проводил опыты над мутантами. Он был нацистом, работал в концлагере. Эрик был его пациентом. Боже, даже вспоминать не хочу то, что увидел в его голове. Это было ужасно… Кажется, Шоу продолжал темные делишки и в США. Но у Эрика не было доказательств. Он просто… Хотел отомстить.
- Понятно… - Рейвен чувствовала, что ее начинает трясти.
Как близка она была к кому-то способному на столь ужасные садистические поступки. Жила под крышей нациста, мучившего детей. Эрик был прав: у нее мозги из ваты…
- Ты не могла знать, не вини себя. Главное, ты в порядке. Иди, отдохни.

Конечно, Чарльз простил ее за все те грубости, что она наговорила ему в парке. Конечно, Рейвен больше некуда было идти и не к кому было обратиться, кроме Чарльза. Конечно, она заглянула к этому Эрику, как только доктор разрешил.
- Мог бы и поберечь себя, вообще-то.
Эрик лежал в постели и был бледен, но все же обернулся на ее голос и усмехнулся. Не надменно или зло, скорее устало и слегка самодовольно.
- Я был готов умереть там. Но спасибо, что все-таки меня спасла. Приятно быть обязанным жизнью столь прекрасному мутанту.
- Ой, прекрати, - Рейвен нервно хохотнула, чувствуя себя неуютно от этих слов. Что он вообще имеет в виду?
- Почему я должен? Ты понравилась мне с первого взгляда.
Наверное, даже Чарльза в соседней комнате слышал, как она фыркнула. Сколько мужчин ей говорили подобное! Уши Рейвен воспринимали это как набор бессмысленных пустых звуков.
- Детка, забыл, я мутант-метаморф. Любое лицо – мое лицо. Так что прости, но лик той чудесной барышни, которую ты выбрал для плотских утех, далек от…
Эрик поднял ладонь вверх, обрывая ее напыщенный монолог.
- Я предпочитаю настоящую Рейвен.
Рейвен бестолково заморгала, не понимая, что он имеет в виду. Может, тот облик, что она принимала обычно, выходя на улицу? Что за игры вообще?
По ее телу рябью прошла волна, и перед Эриком предстала брюнетка с пухлыми губками и зелеными глазами. Эрик прикрыл глаза, словно пораженный ее бестолковостью.
- Настоящую Рейвен.
Его голос, слабый, но с нотками стали, кольнул ее в самое сердце. Синяя чешуя медленно сменила бледную кожу. Черное стало медным, зелень заменила желтизна.
Губы Эрика растянулись в довольной улыбке, горячий взгляд скользил по ее обнаженному телу, такому отличному от человеческого.
- Прекрасна.
И Рейвен наконец почувствовала, что здесь и в этом человеке нашла то, что искала всю жизнь…

Вопрос: ?
1. Прочел, ЛАЙК 
0  (0%)
2. Прочел, ДИЗЛАЙК 
0  (0%)
3. Не читал, хочу узнать результаты 
1  (100%)
Всего: 1

@темы: Люди Икс, Мое творчество, Чарльз Ксавье, Эрик Леншерр